С. Л. Тигипко
УКР РУС   Написать нам Отправить другу
Добавить в избранное
НОВОСТИ - Бюллетень партии
Бюллетень партии Архив

   
 К 10-летию Независимости

Лидеры последнего десятилетия

"Трудовая Украина" предлагает выбор ХХI века

     Субъективные заметки историка,
который многое видел и многих знает

    Дмитрий ТАБАЧНИК,
    доктор исторических наук, академик,
    член политисполкома партии "Трудовая Украина"


    Для историка, наверное, самое интересное - это работа с архивными документами. Особый запах пожелтевших страниц, кожаных переплётов всегда будит мысли и навевает думы о вечном… Недавно в Национальной научной библиотеке им. В. Вернадского мне пришлось листать подшивки газет более чем столетней давности: "Кiљвлянинъ", "Русская мысль", "Московскiй листокъ". Газеты разные по популярности, значению, тиражу, но в своё время они были интеллектуальными лидерами определённых слоёв общества. Сегодня разве что историк журналистики может вспомнить годы их издания и основные черты. Но тем не менее каждый, кто пытается объективно разобраться в эпохе конца ХIХ века, не может не заметить этих изданий. Возникает и другая парадоксальная мысль - те шумные скандалы, которые интересовали публику не один месяц, иногда даже не один год, на сегодняшний день кажутся разве что брызгами уже ушедшего времени.
    Так случилось, что рубеж тысячелетий в истории цивилизации почти совпал с десятилетием независимости Украины. Наверное, это всегда повод не для юбилейных заметок, а, скорее, эпистолярных записок о тех, кто оказал наибольшее влияние на развитие украинского этноса, украинской государственности, нашей жизни, нашей эпохи за последние 10 лет. Отнюдь не претендуя на глубину социологического исследования, не соревнуясь с рейтингами, не опрашивая экспертов, мне бы хотелось сказать о тех людях, тех лидерах, которые, на мой взгляд, со знаком плюс или со знаком минус (пусть оценят будущие поколения) заняли - уверен, навсегда - своё место в истории Украины. И как бы дальше ни складывалась судьба страны, непредвзятый историк обязательно скажет о том, что они сыграли значительную роль за последние 10 лет ушедшего века и в первом десятилетии независимой Украины. Именно поэтому из первого десятилетия независимой Украины мне бы хотелось выбрать несколько людей, имена которых не станут незаметными даже через столетие.
    Кто определял нашу жизнь последние 10 лет, кого мы можем назвать лидерами последнего десятилетия Украины?
    Не боясь быть хрестоматийным, начну с Леонида Кравчука - уникального политика, который сумел оседлать время. Леонид Макарович Кравчук, который до конца 80-х годов даже в номенклатурном списке ЦК КПСС был не более чем перспективным кандидатом на должность первого секретаря обкома партии, за три года сумел стать первым лидером, первым президентом независимой страны. Я думаю, что его успех не только в глубоком предвидении, но и в понимании того, что водопад эпохи нельзя остановить, в ощущении того, что достичь политического успеха можно, только двигаясь и развиваясь вместе со временем и эпохой. Самое значимое из того, что сделал Леонид Кравчук, - это перводекабрьский референдум 1991 года и выборы президента. Это мирное становление независимости Украины в невероятно сложных процессах распада Советского Союза. Если говорить о Леониде Кравчуке как о президенте независимой страны, возникшей на обломках СССР, то нельзя не отметить его удивительного политического мужества, на которое не оказался способен ни один из его коллег и современников. Никто из них не нашёл в себе сил, сойдя с постамента главы государства, вернуться к активной политической жизни и дважды выиграть мандат члена парламента. И не просто выиграть для присутствия в сессионном зале, а и активно участвовать в политической жизни страны в качестве человека, который всегда имеет свою точку зрения и умеет её отстаивать.
    Его толерантность, в чем-то даже граничащая с политической мимикрией, обеспечила Кравчуку не просто достойное место в истории первого десятилетия независимости Украины, но и сделала личностью, памятник которой в будущем обязательно украсит улицы столицы.
    Вячеслав Чорновил, романтик, который, в отличие от своего многолетнего визави в политике Леонида Кравчука, долго боролся против времени. Романтик, не чуждый в определённом смысле позёрства и ситуативных союзов, даже когда они шли не на пользу стратегическим целям, Вячеслав Чорновил - это целая эпоха, целый материк в истории Украины, наиболее яркий лидер из поколения шестидесятников, из плеяды лидеров-диссидентов. Наверное, историкам будущего стоит осмыслить: почему то, что произошло в Венгрии, Польше, Чехии, не стало политической реальностью в Украине. Почему, в отличие от Вацлава Гавела, Леха Валенсы - интеллектуальных и политических диссидентов Восточной Европы, Вячеслав Чорновил не сумел стать первым президентом Украины. Для меня ответ кроется в том, что Вячеслав Максимович в определённые моменты политической истории Украины хотел быть чересчур активным и утрачивал некую загадочность, непредсказуемость, которые столь часто характерны для политических лидеров мирового масштаба. Он запомнился навсегда как человек - сгусток энергии, человек, который никогда не уставал, готов был браться за любое дело, выезжать в любую точку страны, участвовать в любой дискуссии. Причём многое из этого делал филигранно, просто изысканно. Дискуссия с Чорновилом - это всегда соприкосновение с россыпью афоризмов, дискуссии с неожиданными поворотами мысли. Кроме того, Чорновил и Кравчук - это, на мой взгляд, совершенно неразделимые понятия, словно свет и тень одной эпохи на полотне великого художника. И, наверное, каждый из них стал настолько интересным и заметным во многом благодаря постоянному интеллектуальному и политическому противостоянию, противоборству. Они не могли стать великими друг без друга, не критикуя друг друга, не соперничая. Чорновил так же, как и Кравчук, разительно отличается от многих своих современников широтой взглядов и умением прощать. Могу сказать, что после статьи 1991 года, в которой я жестко критиковал политику тогдашнего лидера Руха, наверное, ни с кем больше не могли бы сложиться такие добрые и доверительные, откровенные отношения, как с Вячеславом Чорновилом спустя три-три с половиной года.
    В своей загадочной трагической гибели Вячеслав Максимович подобен внезапно ушедшей из поля зрения комете, которая, ярко сверкнув, перестала находиться в ряду небесных светил.
    Талант журналиста, совмещённый с талантом политика, трибуна, оратора, делал Чорновила совершенно уникальным персонажем переходного периода в истории Украины. То, что он не нашёл своего места в структурах законодательной и исполнительной власти, - это тоже, наверное, перст судьбы, потому что потерять Чорновила-трибуна и найти государственного мужа было бы для современной истории Украины парадоксальной загадкой.
    Следующий в этом ряду - Виталий Масол. На мой взгляд, самый талантливый и самый последовательный премьер-реформатор. Да-да, именно реформатор, который ещё на заре 90-х годов говорил о необходимости укрепления потребительского рынка, необходимости социального выравнивания общества и развития рыночных отношений через рывок в сельском хозяйстве, легкой и перерабатывающей промышленности. И вот сейчас, вспоминая многие встречи с Масолом в самом начале 90-х годов, иной раз просто нельзя не удивляться пророческой верности его мыслей. Такое впечатление, что Виталий Андреевич, как экономический гуру, очень многое мог предвидеть. И его двукратное премьерство, разное по наполненности событиями и основным характеристикам, - это тоже пока уникальный пример политического долголетия. Я думаю, что почти за семь лет своего пребывания на высшем государственном посту Президент Украины Леонид Кучма имеет все основания искренне жалеть о том, что потерял такого премьер-министра, который никогда бы не пытался стать его политическим конкурентом, но вместе с тем, в силу колоссального опыта и экономической грамотности, знания баланса различных отраслей, внешнеэкономических условий, развития отдельных регионов, сумел бы предостеречь его от ряда ошибок. Уникальный опыт этого человека не был востребован, и, наверное, серьёзный глубокий анализ позиций Масола-премьера, Масола-реформатора - это тема отдельного и большого разговора. А его уход из большой политики - один из самых обидных упущенных шансов в экономическом развитии страны.
    Последнее десятилетие в жизни Украины, безусловно, невозможно представить без самого крупного долгожителя политического Олимпа, уже двукратного Президента Украины Леонида Кучмы. На сегодняшний день, кто и как бы ни относился к его деятельности в Украине, объективно нельзя не отметить, что это - единственный украинский политик, достигший положения мирового масштаба, всемирной известности, лично принадлежащий к мировой политической элите. Я бы попытался весь срок пребывания Леонида Кучмы у власти представить в виде двух периодов: первый - это действительно радикальные изменения экономического развития страны и попытка ускорить исторические, социальные и политические процессы в Украине в 1994-1997 годах. Затем вторая часть пребывания у власти - некая, на мой взгляд, самоуспокоенность достигнутыми результатами, коварно обернувшаяся возникновением крайне жесткой оппозиции, которая на протяжении вот уже почти полугода вносит серьёзный дисбаланс в намерения Президента. Наверное, по характеру он самый сильный из всех своих современников и политиков последнего десятилетия. Порой самый непредсказуемый и непрогнозируемый. При этом колоссальное политическое чутье часто граничит у него с некой необъяснимой доверчивостью и наивностью. Я думаю, что самые сильные стороны Президента Украины - его интуиция и последовательность в достижении целей. А то, что за годы его правления Украина кардинально изменилась, невозможно не заметить. Ведь, приняв власть над, по сути, формальной территорией, страной, которая делала первые шаги государственности, за годы своего пребывания на посту главы государства он материализовал принципиально важные решения. При нём, пусть в неполном и неокончательном виде, сложились и обрели силу все основные институты экономической и финансовой жизни страны, политические партии, институты государственности, родилась Конституция, дважды прошли демократические выборы в парламент. И думаю, зная его много лет, жестоко ошибаются те, кто пророчит скорый закат карьеры второго Президента Украины.
    Петр Симоненко, лидер коммунистов. Человек, который сумел занять совершенно особую нишу в политической жизни страны. На протяжении десятилетия он, бесспорно, самый влиятельный лидер оппозиции, политик, руководящий действиями самой большой фракции в парламенте. И если в начале 90-х годов многие аналитики предрекали Симоненко быстрый уход с политической арены и каждый год, каждый серьезный пленум ЦК Компартии Украины ожидался как поворотный, ведущий к смене лидера, к появлению более сильной фигуры, - то я думаю, что Симоненко смог разочаровать своих даже самых отчаянных недоброжелателей. При нем Компартия Украины (и это его неоспоримая заслуга) стала самой массовой, самой дисциплинированной политической организацией, прочно заняла место в левом электорате, развернула массовые по тиражам газеты практически во всех регионах Украины, и представить себе решение любого серьёзного политического вопроса без учёта позиции и мнения коммунистов на сегодняшний день не реально. Пожалуй, в этом основная заслуга Симоненко как лидера ортодоксально левого направления в Украине, который сумел собрать своих сторонников и объединить их. Слабость Симоненко, на мой взгляд, в том, что, опираясь на старые кадры или только на преданных региональных лидеров, он практически остановил приток в Компартию Украины серьёзных интеллектуалов и представителей новой экономической формации, что с каждым годом будет всё более резко ощущаться в любых электоральных кампаниях, в любых политических боях. Симоненко, безусловно, человек компромисса. Но парадокс в том, что, часто идя на компромисс, он не умеет закреплять успехи. Его компромисс на президентских выборах в 1994 году не обернулся сколько-нибудь значимым успехом для Компартии. Его поддержка в избрании Мороза председателем ВР в 1994 г., Александра Ткаченко в 1998 г. не дали Компартии Украины реальных рычагов воздействия на экономические процессы, на расстановку кадров, на формирование региональных элит. И, наверное, в этом - обратная сторона силы Симоненко. Опираясь на достаточно сильное среднее звено партийных руководителей, будучи человеком ярким и талантливым, он препятствует появлению в партии серьёзных талантливых политиков, которые были бы моложе его.
    Мэр Киева Александр Омельченко. В эпосе каждого народа обязательно есть былины о царях или правителях-строителях. В современное технократическое время, в эпоху перехода мира к постиндустриальному обществу многим могло показаться, что место личности в региональном масштабе (особенно такого сложного региона, как столица) сводится к минимальному воздействию. Омельченко не просто опроверг - он опрокинул этот тезис. Имея значительно менее мощную финансовую базу, чем его коллега Юрий Лужков, более сложную политическую ситуацию на старте своей деятельности, Омельченко сумел сделать, казалось бы, невозможное: всего за 5 лет своего пребывания на посту столичного головы сумел доказать, что даже в региональном масштабе роль личности в истории конца ХХ - начала ХХI века необыкновенно объёмна и велика. Я абсолютно уверен, что если бы не было Александра Омельченко, не было бы и расцвета Киева, массового строительства, абсолютного обновления города и придания ему черт европейской столицы. И пример тому - пребывание на посту мэра и Ивана Салия, и Леонида Косаковского, когда ни один серьёзный, глобальный проект городского масштаба не был реализован. О деятельности Омельченко можно говорить очень много: это и реконструкция Бессарабского квартала, и создание нового облика Крещатика, огромные гостиницы "Украина" и "Святая София", появление крупных - даже по европейским масштабам - деловых центров, целых жилых районов, это и развитие городского транспорта. Но самое главное в том, что мэр столицы - неутомимый труженик, который каждый день берет новую большую высоту. В этом он самодостаточен и не нуждается ни в каких помощниках и советах. Это помогает окружающим переносить вспыльчивость его характера, часто - определённую резкость в суждениях, потому что это человек, который лучше всех делает свое дело. Если бы существовал некий фантастический прибор, который измерял бы коэффициент полезного действия того или иного руководителя на его посту, я думаю, что у Омельченко этот коэффициент был бы самым высоким в Украине. И если говорить более широко о ХХ веке, то я думаю, что ещё через 100 лет, в конце ХХІ века, будут помнить только двух голов столицы: Алексея Давыдова, который построил метро в Киеве, и Александра Омельченко, преобразовавшего город в конце ХХ - в начале ХХІ века. Напрашивается сравнение с Вилли Брандтом - правящим бургомистром Западного Берлина в 50-60-х годах, Жаком Шираком - многолетним мэром Парижа, но, думается, здесь аналогии неуместны, так как возраст - 63 года - ставит под сомнение дальнейшее успешное развитие карьеры ещё на добрые полтора десятка лет, как это было с его французским или немецким коллегой. Но то, что в жизни своей страны киевский городской голова играет не меньшую, а может, и большую роль, чем в своё время Жак Ширак в политических баталиях Франции и Вилли Брандт в Западной Германии 60-70-х годов, сомнению не подлежит. Неутомимость киевского мэра может уже войти в пословицу. Он подлинный хозяин столицы, знающий каждый её уголок. И своей неутомимой энергией, верностью данному слову и множеством встреч ежедневно он компенсирует недостатки в городском управлении, государственном аппарате, неотработанность тех или иных управленческих механизмов. Очень многие пытаются изобразить Омельченко только как хозяйственника. Я думаю, что это очень сильный и прагматичный политик. На сегодняшний день он перерос региональный масштаб и является одним из общенациональных лидеров Украины.
    Академик Борис Евгеньевич Патон, на протяжении 40 лет возглавляющий Национальную академию наук. Без Патона невозможно представить себе развитие Украины и украинской науки. Я думаю, что за последние 10 лет самая главная заслуга Патона в том, что, как мудрый капитан большого корабля, который прошёл сквозь жестокие штормы, он сумел сохранить структуры Национальной академии. В этом его великая сила и в этом в перспективе великая слабость Академии наук. Без такого капитана, как Патон, этот корабль будет в лучшем случае разламываться на отдельные секции, а может, и перестанет быть целостным организмом, распавшись на отдельные научные центры. Патон - это символ не только долголетия, но и политической мудрости, это человек, который ради сохранения Академии наук не входил в противоречия ни с партийными вождями Украины (Николаем Подгорным, Петром Шелестом, Владимиром Щербицким), ни с её президентами. Со всеми у него были блестящие отношения, а со Щербицким связывала тесная дружба. Патон сумел стать необходимым элементом политической жизни, её стабильности и при Леониде Кравчуке, и Леониде Кучме. Он всегда желанный гость любого съезда и конференции, всегда разумный советчик при принятии любого крупного решения, сдержанный, немногословный, неизменно верный в своих симпатиях. Он не просто выдающийся учёный, но и, в первую очередь, крупный политик от науки, научный администратор, который ради сохранения своего любимого детища многократно шёл на отказ от какой-то более активной роли в жизни страны, от партийного лидерства или парламентского мандата. Борис Патон, наверное, единственный, кем искренне гордилась советская Украина и кем искренне дорожит Украина независимая.


О партии  Региональные организации  Новости  Фракция в ВР
Общественная жизнь  Выборы  Обратная связь  Карта сайта